Справедливость VS Любовь. Идеалы общественного строительства: историко-культурные и философские основания

Авторы:

Багдасарян Вардан Эрнестович, доктор исторических наук, профессор.

Сильвестр (Лукашенко), архимандрит.

Б-14 Справедливость VS Любовь. Идеалы общественного строительства: историко-культурные и философские основания: Монография. — Москва: Изд-во «Отчий дом», 2020. — 240 с. — ISBN 978-5-906241-47-4; DOI: 10.47805/9785906241474.

В представленной книге рассматриваются четыре возможных основания для строительства нравственного общества — свобода, справедливость, закон и любовь. Показано,  как осмысливаются эти категории в различных историко-культурных средах, идеологии и философской мысли. Проводится демифологизация ряда связанных с ними современных смысловых стереотипов. Критикуется приватизация категорий «свобода» и «правовое государство» либеральной идеологией, их идеологическая деформация в либерализме. Особое внимание уделено критике концепции справедливости в качестве мнимого общественного ориентира, продуцирующего расколы. Раскрывается христианский идеал построения общества на ценности любви.

Целесообразно использование книги в рамках образовательной деятельности в высшей школе.

Полный текст книги.

Введение

Стремительный процесс расчеловечивания человека последних десятилетий есть важнейший из вызовов современности. Приобретшая тотальный характер система ориентации на потребительские, в том числе и извращенные, запросы связана с обеспечением прибыли транснациональных корпораций. Де- гуманизированный человек, не сдерживаемый духовными ограничителями, необходим для бесперебойного функционирования этой системы.

Средства массовой информации и индустрия развлечений целевым образом работают на дегуманизацию. Человек перестал восприниматься как личность, становясь игровой виртуальной сущностью. Образование переориентировалось с гуманистических идеалов гармонично развитой личности на формирование профессиональных компетенций под запросы рынка. Семейные ценности и цель продолжения рода подвергаются атаке с позиций гедонизма, сексуальных извращений, ставших брендом на современном Западе. Человеколюбие уступило пропаганде насилия и жестокости. Даже свобода как базовая ценность либеральной идеологии фактически упразднена новой системой тотального персонального контроля.

Изменение тренда расчеловечивания на противоположный должно начинаться с выдвижения целевого образа формируемого человека. Под этот целевой образ должны быть преобразованы все составляющие общественного устроения. Но первоначально надо еще раз вернуться к вопросу об идеалах человекостроительства.

Процесс познания можно представить как преодоление стереотипов. Стереотипы закрепляются посредством тех или иных словесных конструкций, того или иного понятийного аппарата, и поэтому преодоление стереотипов есть прежде всего деконструкция слов. Преодолевать стереотипы человеку всегда тяжело, а иногда и болезненно. Часто ответной реакцией на предложение переосмыслить значение устоявшихся понятий является недоверие или даже вражда в отношении к тому, кто покушается на шаблоны сознания. Поэтому можно ожидать, что чтение данной книги будет не из приятных. Для кого-то, вероятно, это чтение станет психологически тяжелым. Еще бы — ведь речь идет о ревизии такого дорогого сердцу многих понятия, как «справедливость».

Люди ищут справедливости… Они возмущены несправедливым отношением к себе. Несправедливо, ко- гда олигархи прожигают миллионы в Куршавеле, а трудовой народ еле сводит концы с концами. Не- справедливо, что принадлежащие всему народу природные ресурсы страны были распределены внутри узкой группы дельцов-олигархов. Несправедливо, ко- гда талантливый специалист находится в положении социального аутсайдера, а так называемая «золотая молодежь» без талантов и трудов продвигается стремительно вверх по карьерной лестнице. Несправедливо, когда простой человек осуждается за малые проступки по всей строгости закона, а чины высокого уровня, воруя миллионами, остаются безнаказанными. Несправедливо, что немецкие пенсионеры живут в комфорте, путешествуют по разным странам и в счастье и сытости встречают старость, а их победители в Великой войне — ветераны из бывшего СССР — живут в бедности и моральном унижении. Несправедливо, и когда учитель необъективно оценивает труд учащихся, руководствуется при выставлении оценок личными симпатиями и антипатиями. Несправедливо, когда ребенок хамит родителям, положившим на его обеспечение всю свою жизнь. Да мало ли оснований для возмущений несправедливостью?!

Так стоит ли вообще подвергать ревизии идею справедливости, если она столь прочно вошла в лексикон и повседневные представления миллионов людей? Стоит. Слова имеют значения. Посредством слов формируется матрица сознания. На основе матрицы сознания продуцируется деятельность человека. И если в фундамент заложить ложное основание-слово, всё выстраиваемое здание окажется не прекрасным дворцом, а темницей для человека. Тот кризисный тупик, в который зашло сегодня человечество, явился в значительной мере следствием такого рода ошибочных ценностно-смысловых закладок на уровне фундамента.

Особо ревностное отношение к категории «справедливость» в нашей стране связано также с сожалением о распаде СССР, позиционируемым со справедливым жизнеустройством. Сменившая же советскую система «нового капитализма» стала пониматься в качестве предельно выраженной несправедливости. Можно предвидеть, что попытки ревизии понятия «справедливость» будут восприняты как стремление защитить современное несправедливое жизнеустройство. Предупреждая такую интерпретацию, важно пояснить, что пришедшая на смену советскому социализму система действительно оказалось средоточием пороков. Но в критике ее надо говорить об этих конкретных пороках — неравенстве, криминальности, коррумпированности, предательстве, бездуховности, корыстолюбии, а не об абстрактной оценке — «несправедливо!».

Но если справедливость есть сомнительный общественный идеал, то какой идеал строительства нравственного общества должен быть выдвинут? В предлагаемом вниманию читателя рассмотрении наряду со справедливостью даются также понятия «свобода, «закон» и «любовь». Вокруг каждого из этих понятий исторически возникали широкие дискуссии. Частичное погружение в такую дискуссию позволяет через оценку используемых доводов уточнить позицию о должном общественном идеале. Соотнесение четырех рассматриваемых категорий позволит вместе с тем найти границы их использования, установить ценностно-смысловую соподчиненность.

Предлагаемое исследование опирается на сочетание методологии историко-культурного анализа и герменевтического анализа. Исходной позицией в проводимом рассмотрении являлось представление об историко-культурной контекстности используемых по- нятий. Сообразно с этим пониманием понятия «свобода», «справедливость», «закон», «любовь» имеют в различных историко-культурных контекстах различный смысл, и прямой их перенос из одной культуры в другую неизбежно даст сбой. Но вместе с тем, есть и нечто в реконструируемых смыслах, что может и должно быть адресовано всему человечеству. Возможность такой универсализации смыслов идет от христианства, с его обращением к миру в целом, без различия языков и этничности. Предположим, сообразно с этим подходом, что обретение универсального для человечества идеала, несмотря на национальные различия, несмотря на ниспровержение общечеловеческих ценностей либерально-космополитической унификацией, всё же возможно.

Be the first to comment on "Справедливость VS Любовь. Идеалы общественного строительства: историко-культурные и философские основания"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*